Информационное агентство "Славянский мир"

E-mail: slavmir@slavmir.msk.ru   http://www.relis.ru/slavmir
телефон/факс: (095) 232 95 97, 443 55 85

Информационный бюллетень ╧ 37
Декабрь 1997 года

При распространении и воспроизведении материалов, обязательна ссылка на
информационное агентство "Славянский мир".
Свидетельство о регистрации ╧ 03127 от 07.08.95 г.


В НОМЕРЕ


Национальная безопасность

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ЧЕЧНЕ. УРОКИ И ВЫВОДЫ


В правительстве РФ

ВСЯ ВЛАСТЬ ЛАВОЧНИКАМ?


В Госдуме РФ

ПРАВО НА СВОБОДУ ОТ ГОЛОДА


Латвия

ОБРАЩЕНИЕ РУССКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ И КУЛЬТУРНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ


Национальная безопасность

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ЧЕЧНЕ. УРОКИ И ВЫВОДЫ

В Москве в Парламентском центре прошла конференция на тему: "Боевые действия в Чечне. Уроки и выводы". Конференция была организована Всероссийской общественной организацией "Союз единения интеграл" и Клубом независимой российской военной мысли.
Целью конференции являлось выяснение обстоятельств возникновения вооруженного конфликта, достижение более глубокого понимания предпосылок и содержания боевых действий в Чечне, причин неудач, а также выработка взглядов и рекомендаций на будущее и доведение их до руководства и общественности России.
В работе конференции приняли участие военачальники, общественные деятели, депутаты Федерального Собрания РФ.


(Из выступлений участников конференции)

Тарасов Борис Васильевич, генерал-лейтенант

Конфликт в Чечне, безрезультатность боевых действий там имеют тяжелые последствия для России. Однако вокруг этого вопроса существует заговор молчания.
Готовясь к конференции, я просмотрел основные газеты и журналы за последние два года. Список статей на эту тему составил 83 названия, но большая часть этих материалов легковесна, носит иллюстративный характер. Почти начисто отсутствуют материалы о военных действиях. Дружно молчат по этому вопросу все органы Министерства обороны.
Не проводится серьезной аналитической работы по этой теме в Генштабе, в военных академиях. Объясняют это тем, что не надо, мол, бередить свежие раны. Наложен строгий запрет на участие военнослужащих в общественных акциях по изучению кризиса в Чечне.
Это становится более понятным в свете проводимой нынешним руководством России политики умиротворения сепаратистов, начатой Александром Лебедем в Хасавюрте и продолженной Иваном Рыбкиным.
...В сущности, ни один из вопросов, вызвавших конфликт, не разрешен. Политический очаг сепаратизма в Чечне окреп. Его влияние на соседние регионы возросло. Государственный суверенитет России де-факто не распространяется на Чечню. Политика соглашательства, фактического признания режима в Чечне прикрывается доводами, ничего общего не имеющими с политикой.
Вот, например, высказывание И.Рыбкина в "Российской газете" от 2 сентября этого года.
- Мне, - говорит он, - честно говоря, довольно безразлично, будет ли Чечня в составе России или станет частью Канады, или так и останется великой Ичкерией, лишь бы выстрелов не было.
Вот его философия. Такое заявление политика немыслимо нигде, кроме нынешней России. Оно автоматически переводит его в разряд людей, которым не должно быть места на государственной службе.
...Мы ни в коей мере не гарантированы от повторения самых крайних форм насилия. Факты похищения людей, террористические взрывы, угрозы стали повседневной действительностью. Во многом права "Нью-Йорк Таймс", которая писала недавно: "Война не только опустошила Чечню, но и что еще важнее, ввергла в ужас сокрушенный русский дух". Мы должны очень внимательно отнестись к этим словам.
...
Как известно, решающим обстоятельством, позволившем Дудаеву встать на путь войны была передача сепаратистам боевой техники и вооружения российской армии. Как стала возможна эта преступная и противозаконная акция? Это можно понять только в контексте политической борьбы, которая шла в 1991-1993 годах в России.
На режим Дудаева сделали ставку, видя в нем союзника в борьбе с коммунистами и патриотами. Ответственность за это несут маршал Шапошников, генерал Грачев, главком Сухопутных войск Семенов, командование СКВО и, разумеется, Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами - президент России.
...
Ни для кого не секрет, что к концу 1994 года Вооруженные Силы России находились в плачевном уже состоянии.
В своей директиве об итогах подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации в 1994 году и уточнении задач на 1995 год тогдашний министр обороны П.Грачев сделал вывод о небоеспособности российской армии. К этому времени из армии, в основном по идеологическим соображениям, были изгнаны наиболее опытные кадры, прошедшие школу Афганистана. В руководство, минуя все промежуточные ступени, стремительно выходили люди, доказавшие свою лояльность новому режиму, но не имевшие достаточного опыта. Таким образом, Грачев знал о действительном состоянии российских Вооруженных Сил, он же способствовал вооружению сепаратистов, и он же выступил одним из активных сторонников применения армии в этом районе. Что это? Авантюризм или преступная самонадеянность человека, не способного оценить всю глубину и сложность сложившейся тогда обстановки?
...
Дудаев готовился к войне очень серьезно, как учили его в советской академии. Была проведена мобилизация, шло интенсивное обучение умению владеть оружием и вести бой, сооружались укрепления, проводилась интенсивная идеологическая подготовка. К началу боевых действий Дудаев реально располагал 10-12 тысячами человек регулярной профессиональной армии, плюс ополчение 30-40 тысяч человек, плюс местная самооборона.
...
На первом этапе для поведения операций был определен следующий замысел. В течение 7 суток создать группировку для действий на трех направлениях: моздокском, владикавказском и кизлярском. К 5 декабря 1994 года занять исходные позиции для проведения операций. Полностью блокировать воздушное пространство над Чечней.
На втором этапе 7-9 декабря действиями трех войсковых группировок по 5 сходящимся маршрутам выдвинуться к Грозному и блокировать его.
Федеральной службе контрразведки было предложено изолировать руководящих должностных лиц государственных структур в Чечне, что, кстати, не было выполнено.
На третьем этапе 10-13 декабря предполагалось осуществить в Грозном захват основных объектов управления, продолжить изъятие боевой техники и вооружения.
На четвертом этапе, в течение 50 суток стабилизировать обстановку, передав дальнейшие задачи внутренним войскам. Непосредственное руководство по подготовке и ведению боевых действий было возложено на командующего СКВО, в помощь ему была создана оперативная группа Генштаба во главе с генерал-лейтенантом Шевцовым. Общее руководство операции осуществлял Грачев. Таким образом на бумаге было все гладко...
Операция российских войск началась 11 декабря 1994 года. С самого начала события приняли оборот, который невозможно понять с позиции здравого смысла. Уже в первый день наступающие войска и в Дагестане и в Ингушетии потеряли десятки военнослужащих, взятых в плен. В плен российских солдат брало местное население и боевики. Почему это происходило? А потому, что командование в этой ситуации проявило преступную беспечность и безответственность. Не были проведены элементарные мероприятия по обеспечению войск, такие как объявление в зоне действия войск особого режима, комендантского часа, запрещение появляться в определенных местах, изоляция района... То, что составляет азбуку для тех, кто изучал основы подготовки ведения операций.
Не было приказами определено юридическое положение войск. Даже при наличии реального противника, войскам не разрешалось открывать огонь первыми. Экипажи и расчеты были собраны с миру по нитке, наспех. Не было проведено качественной подготовки снятой с хранения техники и вооружения. Боевое слаживание было также проведено кое-как. К этому нужно прибавить незнание войсками местности, отсутствие крупномасштабных карт и планов, наличие враждебно настроенного населения.
По оценке Генштаба, командующие оказались не готовы к организации планирования боевых действий. До какого маразма дошло дело, указывает тот факт, что командующий СКВО генерал-полковник Митюхин не подписал ни одного документа на организацию ведения боевых действий, особенно на открытие огня и нанесение ударов. Губительно сказывалось на процессе управления войсками нахождение в районе конфликта сразу трех российских министров: Грачева, Ерина, Степашина.
Уже на дальних подступах к Грозному начались тяжелые бои. Ожесточенность их нарастала. Войска подошли к Грозному только к 20-26 декабря. Решение о штурме Грозного было принято 31 декабря 1994 года.
Для действий в городе была создана группировка войск, состоящая из четырех направлений. Север - командующий генерал-майор Пуликовский, северо-восток - генерал Рохлин, запад - генерал Петрук и восток - генерал Стачко.
В ходе штурма между частями не было взаимодействия. Во многих местах было потеряно управление. В результате неизвестно зачем проведенной огневой подготовки на улицах образовались завалы. Танковые колонны, введенные в город колоннами впереди боевых порядков, растянулись по узким улицам. Возможностей для маневра - никаких. Закопанные по башню танки дудаевцев расстреливали в упор головные машины. Пехота в большинстве случаев была отрезана от танков. Мелкие группы гранатометчиков на выбор расстреливали танки и БМП. Оставшиеся в живых перешли к круговой обороне.
Характерный пример. 131-я Майкопская дивизия в город ввела 26 танков, 20 из них были уничтожены на месте. Из 120 БМП удалось вывести только 18.
Приходится констатировать, что на сознание наших полководцев магическое воздействие оказывали действия танковых войск в Великой Отечественной войне, когда они были хозяевами положения. Но те, кто командовал большими войсковыми объединениями, знают, что уже в апреле 1945 года прозвучал первый тревожный сигнал. Первый Белорусский фронт под командованием Маршала Жукова, не смог выполнить в намеченные сроки поставленные задачи, застрял на Зееловских высотах, потерял там половину танков, подбитых в основном подростками фольксштурма огнем фаустпатронов. Потом это стало правилом военного искусства: танки в городе могут применяться лишь в составе штурмовых групп, как средство усиления. А в Грозный их ввели колоннами.
Но это не все. Каждый офицер знает, что броня танка для кумулятивного заряда не более чем жестянка. У нас еще в 80-е годы были созданы средства защиты брони: активная, динамическая, пассивная. Эти средства лишают кумулятивный заряд его значения. 20 февраля 1995 года, то есть через 2 месяца после штурма Грозного, в Кубинке министр обороны продемонстрировал танки и БМП, оснащенные этими средствами защиты. Огонь по ним велся из всех видов противотанкового оружия, которые есть у нас. И что же? Ни один танк, ни одна БМП не пострадали. Били по ним в упор! Почему же, спрашивается, наши танки не были оснащены соответствующим образом?
...Только к 3 января штабам удалось восстановить управление. Как и всегда, выручил героизм русского солдата. Части и подразделения перешли к круговой обороне, создали опорные пункты, штурмовые группы. То есть вернулись к сталинградской тактике ведения боя в городе.
...
Серьезно снижала эффективность действий войск, вызывала дополнительные потери постоянная утечка информации из российских штабов дудаевцам. Т.е. шпионаж. И это несмотря на наличие ФСБ, ФАПСИ, мощной шифровальной службы. Известно, что дудаевцы знали основные черты плана по штурму Грозного. В последующем они нередко узнавали о планах и намерениях российского руководства раньше российских войск.
Насколько нам известно, никаких серьезных мер по усилению охраны секретов, расследованию причин их утечки не принималось. Общественность страны вправе получить ответ на этот вопрос.
Армия потеряла более 4 тысяч человек, около 20 тысяч раненными, 1231 - пропавшими без вести. Армия проявила упорство и героизм. Однако из Чечни она ушла униженной и преданной. Трижды у нее вырывали из рук победу.
...
Однако, несмотря на все передряги войска набирались опыта и решали поставленные задачи. Мы не имеем права упускать из вида это явление. Чечня выявила наличие высокого боевого духа среди частей, традиционно считающих себя настоящими солдатами. Это прежде всего десантники, спецназовцы, морские пехотинцы, пограничники, летчики. По мере выполнения боевых задач росло умение и уверенность в себе. Казалось бы парадокс, но ничего удивительного здесь нет. Войска, вопреки пропагандистским уловкам, чутко уловили, что острие борьбы режима Дудаева, чеченских боевиков направлено против русских и русского народа в целом. Геноцид, исход 400000 русских из Чечни, бесчисленные факты расстрелов, добивание раненых, неслыханная жестокость по отношению к мирному населению раскрыли глаза простому русскому солдату на то, что за многочисленными наслоениями скрывается ненависть к русскому человеку, к России. Думается эта национальная, этническая составляющая и являет тот стержень, который позволил сохранить российскую армию как боевую силу.
Важно отметить еще одно обстоятельство. Историческая традиция россиян - поддержка своей армии, своей защитницы. И на сей раз мы видели, как трогательно и торжественно встречали возвращающиеся из Чечни войска. Ту же 101-ю бригаду, расквартированную в Ставрополе, несмотря на собственное бедственное положение, обустраивали всем миром.
Сказанное вовсе не означает, что мы приверженцы голого применения во всех случаях военной силы. Однако посмотрите: как только иракцы начинают проявлять малейшую строптивость, американцы начинают немедленно выводить авианосцы на боевые позиции и подвешивать под самолеты бомбы и ракеты, не колеблясь перед их применением. То же самое делает Израиль.
...
После русско-японской войны царь Николай II образовал следственный орган для расследования причин поражения. Многие начальники, в том числе бывший командующий, комендант крепости Порт-Артур Куропаткин были отданы под суд. Почему же после потерь и неудач российской армии в Чечне царит молчание?
Думается, будет правильным требовать от президента создания специального следственного комитета для выяснения всех обстоятельств, скрытых пружин и интересов в этом конфликте.
Далее. Мы вправе требовать от руководства страны создания такой группировки сил и средств, которая была бы в состоянии подавить любые поползновения на территориальную целостность России. Уроки конфликта в Чечне требуют и от Государственной Думы создания такого правового поля, в котором силы правопорядка были бы способны решать задачи в соответствии с нормами международного права.
...
Обсуждение вопроса о конфликте в Чечне вовсе не означает снятие с повестки дня главного вопроса - смены политического и экономического курса. Без этого трудно ожидать коренного изменения в положении страны и ее Вооруженных Сил.

Безбородов Николай Максимович, заместитель председателя Комитета по обороне Государственной Думы РФ

По большому счету, трагедия в Чеченской Республике показала - наша армия не может сегодня обеспечить безопасность Российской Федерации.
На многие "почему так произошло?", "почему так происходит?", ответы уже даны. На многие "почему?" ответ будет получен в ближайшее время. Мы убедились,- если армия не занимается боевой подготовкой, если армия укомплектована личным составом на 40-50 процентов, если армия не покупает новое вооружение и технику, если у армии съедены все неприкосновенные запасы, если у армии подорван моральный дух и некрепка воинская дисциплина - такая армия по-другому воевать не может. Но нужно ли было подтверждать это кровью?
Что показали боевые действия?
Во-первых. В России необоснованно затянулась "реформа" военной сферы. Разрешение военного конфликта показало, что в России имеются силы и средства для обеспечения военной безопасности: это и Вооруженные Силы, это пограничные войска, это внутренние войска и другие формирования МВД, это железнодорожные войска, войска ФСБ, войска правительственной связи и информации, войска гражданской обороны и МЧС и еще многие другие войска. Но, к сожалению, нет единого руководства этими силами. Вот почему каждое министерство само себе нарезает задачи без всякой взаимосвязи, без всякого взаимодействия, без всякой взаимопомощи. Принижена оказалась роль Генерального штаба, и сегодня он хоть и называется Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации, по сути, это Генеральный штаб Министерства обороны, но не Вооруженных Сил России. До 1988 года Генштаб соответствующими функциями был наделен по отношению ко всем Вооруженным Силам, куда, при необходимости, входили и в другие силовые структуры.
Во-вторых. Подтвердилась необходимость срочно определить в стране единый высший орган военного управления, о чем я только что сказал. Таким органом может и должен стать Генеральный штаб. И у нашей конференции есть возможность и необходимость это еще раз подчеркнуть. Потому что общие вопросы есть - это участие в оперативном планировании, в укомплектовании личным составом в мирное время, организация НИР и опытно-конструкторских работ, организация системы управления, связи и т.д. Не буду раскрывать все функции, на которых можно было бы остановиться.
В-третьих. Основным принципом комплектования Вооруженных Сил все-таки должна оставаться всеобщая воинская обязанность. Потому что популистские предвыборные указы президента о том, что к 2000 году мы перейдем на профессиональную армию, не обоснованы никакими экономическими выкладками. И сегодня отказываться от всеобщей воинской обязанности, это значит разрушать обороноспособность государства.
Фактор, обуславливающий приоритет комплектования Вооруженных Сил на базе принципа о всеобщей воинской обязанности известен, но все-таки я назову его некоторые составляющие. Это отсутствие в государстве необходимых средств для перехода к добровольно-контрактной системе. Это необходимость восстановления боеготовности частей и соединений уже в ближайшее время. Это значительное снижение в стране мобилизационных ресурсов. Это обеспечение исторической, нравственной преемственности в военном строительстве.
Да, сложилось так, что в 1993 году Верховным Советом РФ был принят соответствующий закон. Принят набор причин не идти на воинскую службу. Не секрет, что сегодня из 100% призывников только 19,5% приходят в армию. Кто они такие? Если 10 лет тому назад, только 0,03% были с начальным образованием, то сегодня с начальным образованием 4%. 30% не имеют среднего образования, 40% после школы нигде не учились и не работали, 8% алкоголики, 12% пробовали наркотики и наркоманы. Конечно, такой личный состав не может эксплуатировать ни технику, ни вооружения. Конечно, это серьезная задача, ее необходимо решать.
В-четвертых. Подтвердилось: где крепче моральный дух - там победа. У техники, у оружия, у танка, у самолета есть хозяин, есть инженер для работы на металле, но инженера человеческих душ сегодня нет и считают, что без этого можно обойтись. Но чеченский конфликт еще раз подтвердил, что если мы собираемся держать моральный дух высоким, мы обязаны восстановить воспитательную систему. Вот почему для преодоления негативных последствий мировоззренческого антагонизма необходима государственная программа идеологического воспитания молодежи.

Бенов Геннадий Матвеевич, генерал-лейтенант авиации, депутат Государственной Думы РФ

Для ведения боевых действий была сформирована (к сожалению, уже в ходе боевых действий), соответствующая группировка авиации военно-воздушных сил, авиации сухопутных войск и ПВО. Основу ее составила 4-я воздушная армия, которой были приданы отдельные подразделения и части разведывательной, штурмовой, бомбардировочной и дальней авиации.
С аэродромов Моздок, Беслан, Грозный-северный, Ханкала, Асиновская применялись самолеты типа Су-17, Су-24, Су-25. Кстати, Су-24 впервые принимали участие в боевых действиях, Су-27, МИГ-31 (авиация ПВО) и дальняя авиация - Ту-22М3. Всего в отдельные периоды насчитывалось до 150 самолетов.
Наибольшим успехом явилась нейтрализация чеченской авиации еще до активных боевых действий, когда стало ясно, что вооруженного противостояния не избежать. Чечня тогда начала готовить свою авиационную технику к боевому применению. Самолеты заправлялись топливом, снаряжались НУРСами. 150 самолетов были сожжены на аэродромах, 100 были повреждены, в том числе и Ан-2, и вертолеты, и Ту-134 самого Дудаева. Были выведены из строя взлетно-посадочные полосы и аэродромные сооружения. Этим были сорваны планы Грозного по использованию авиации для нанесения ударов по нашим войскам, по объектам за пределами Чечни, а также по доставке оружия, боеприпасов и переброске боевиков.
На первом этапе основной задачей авиации была доставка на аэродромы Беслан и Моздок личного состава, техники, грузов, в том числе оборудования для военных госпиталей, медицинских препаратов. По мере обострения ситуации актуальной стала воздушная разведка. Для психологической адаптации молодых воинов, направленных в Чечню, применялись световые авиационные бомбы, которые сбрасывались ночью вблизи расположения наших войск. Авиация противовоздушной обороны также принимала участие в операциях с целью воспрепятствовать поступлению в республику оружия, ополченцев. Авиация ПВО несла дежурство в воздухе (от 2 до 6 перехватчиков МИГ-31 и Су-27).
На втором и третьем этапе боевых действий ВВС выполняли задачи по массированной авиационной поддержке войск, широко использовались при блокировании и овладении укрепленными пунктами дудаевцев, обеспечивали мероприятия по изоляции районов боевых действий, осуществляли воздушные перевозки войск и боевой техники, ведение воздушной разведки, а также фотоконтроль за результатами ударов и освещение поля боя ночью.
Для армейской авиации ведение визуальной разведки маршрутов выдвижения колонн совмещалось с авиационным прикрытием выдвигающихся войск.
Одним из недостатков применения авиации сухопутных войск был вызов ее общевойсковыми командирами для подавления одиночных целей: отдельный дом, укрытый танк, который можно было поразить своей артиллерией или другими огневыми средствами. В результате нерационально расходовался летный ресурс и боеприпасы, которых не хватало.
Особенностью применения фронтовой бомбардировочной авиации было то, что 70 процентов полетов выполнялись в сложных метеоусловиях и ночью. Современную авиацию и в этих условиях можно успешно применять. Но, к сожалению, этой авиации у нас настолько мало, что ее даже не привлекали к участию в боевых действиях в Чечне. И только 20 процентов боевых вылетов было выполнено с постановкой задачи на вылет в минимальное время или непосредственно с постановкой задачи в воздухе.
Когда войскам ПВО была поставлена задача по усилению контроля за воздушным пространством, уже налаживался воздушный мост по переброске боеприпасов, наемников в Чечню по воздуху. В результате проведенных мероприятий удалось создать сплошное радиолокационное поле, позволявшее обнаруживать любой воздушный объект даже на малой высоте. Поэтому никакого воздушного моста с зарубежными или близлежащими сопредельными странами дудаевцы создать не смогли.
Что показала чеченская авантюра?
Недостаточное финансирование военно-воздушных сил, да и армейской авиации за последние годы не позволило провести мероприятия по совершенствованию аэродромной сети, а также создать запасы материальных средств, боеприпасов, горюче-смазочных материалов, запчастей и продовольствия. К началу операции в Чечне эти запасы составляли не более 50 процентов установленной нормы. Годовой налет у летчика составляет 10-15 часов, в армейской авиации 40-50 часов. Научно обоснованная норма - 100-150 часов, во фронтовой авиации 100-110 часов, в армейской 100-150 часов. Поэтому и группы, применяемые непосредственно в Чечне часто оказывались не готовы к тому, чтобы в сложных метеоусловиях выполнять поставленные боевые задачи. Действительно, и мирные жители, и свои войска попадали под удары авиации.
Ну, представьте: Су-24 - это фронтовой бомбардировщик, который с высоты 6-7 тысяч метров бросает неуправляемые бомбы. А когда до президента дошло, что там гибнут мирные люди, он издал указ о том, чтобы применять только высокоточное оружие. На все военно-воздушные силы оказалось всего три экипажа, подготовленные для этого, в том числе один экипаж из дальней авиации.
Не могу несколько слов не сказать об армейской авиации, летавшей на вертолетах Ми-24, которые можно применять только в простых метеоусловиях и в дневное время, потому что у них устаревшее навигационное оборудование, вооружение. Эксплуатационный срок этих Ми-24 более 15 лет.
Но даже при таких условиях за первые 6 месяцев боевых действий авиация сухопутных войск потеряла лишь 4 вертолета. Военно-воздушные силы потеряли 2 боевых самолета.
Было крайне мало и авиационных наводчиков. В каждом батальоне должна быть машина, специально оборудованная для авиационного наводчика. А этих машин не то, что на батальон, так и на полк, и на дивизию были единицы.
Война имела странный характер. Так, при передаче данных о скоплении живой силы, техники, расположении опорных пунктов, которые, безусловно, должна подавить авиация, в Моздоке зачастую отменяли вылеты вертолетов или штурмовиков. Дудаевцы по каким-то каналам узнавали об этом и именно в эти моменты велся наиболее интенсивный огонь по передовым позициям наших войск. С этим предательством надо разбираться.
Боевые действия подтвердили, что для своевременного и непрерывного управления следует создавать совмещенные командные пункты ПВО и ВВС. А ведь они у нас были в каждом объединении военно-воздушных сил, но за последние годы это все разрушено.
О причинах потерь.
Первая. Это низкая натренированность летного состава из-за неоправданно малого налета в мирное время. Отвлечение от служебных обязанностей из-за несвоевременных выплат и денежного содержания, и детских, и пайковых, то есть когда офицер, летчик, штурман вынужден искать "левый" заработок, чтобы прокормить свою семью.
Вторая. Это недостатки в организации боевых действий, отсутствие полных достоверных данных о средствах ПВО при выработке решений, использование шаблонных действий при планировании и выполнении ударов. Низкая тактическая подготовка летчиков, слабые навыки при выполнении маневрирования, комплексном использовании средств радиоэлектронной борьбы. Недисциплинированность, самоуверенность летного состава, уклонение от линии заданного пути с выходом в районы, насыщенные средствами ПВО. А у дудаевцев было достаточно средств ПВО, как наших российских, так и американских "Стингеров". Полеты по маршруту ниже безопасной высоты по досягаемости средств ПВО без применения средств радиоэлектронной борьбы.
...Авиация морально изношена. Вооружение и бортовое оборудование устарело и не позволило использовать вертолеты в ночное время и в сложных метеоусловиях. В год два вертолета Ка-50 - и это на сегодня все обновление вертолетного парка. 100 лет нужно будет, чтобы его обновить.

Сивко Вячеслав Владимирович, полковник ВДВ

Свое выступление я построил чисто на личных воспоминаниях. Думаю, каждому из здесь присутствующих это в какой-то степени дополнит запас знаний.
Многие вот говорят: война, мы вели там войну. Тут двоякое понимание. Со стороны чеченцев это действительно была война. Они этого не скрывали. Об этом объявил Дудаев: "газават на весь мир". Я напомню некоторые высказывания Дудаева, которые я взял из книги, найденной в Грозном: "Тернистый путь к свободе". Она была выпущена тиражом 15 тысяч. В Вильнюсе выпускалась.
Так вот, в этой книге он однозначно говорил:
"Если бы мы не добились суверенитета, я бы дрался с еще большим ожесточением чем сегодня, пойдя на самые крайние меры ради достижения поставленной цели". (Это было сказано 19 мая 1992 года.)
"Любое вооруженное вмешательство России в дела Чечни будет означать новую Кавказскую войну". (12 августа 1992 года.)
И наконец: "В случае агрессии пойдем на крайние меры: газават и до последнего чеченца".
...И вот в декабре 1994 года, когда сводный полк Псковской воздушно-десантной дивизии в составе которого находился и усиленный батальон полка, которым я командовал, выдвигался из района Беслан в район юго-западной окраины города Грозный, мы столкнулись с хорошо подготовленными районами обороны. Артиллерийские огневые точки перекрывали все пути, ведущие к городу. Они были хорошо укреплены, из бетонных блоков. Это на самом деле хорошо построенная система огня.
Вывод один. Заявления Дудаева были не пустыми словами. Чечня к концу 1994 года была готова к войне с Россией.
Возникает вопрос: это же наверняка было достоянием многих, почему соответствующие выводы из этого не были сделаны? Ну и как же мы готовились к этой войне?
Псковская воздушно-десантная дивизия к этому времени уже имела опыт действий как по поддержанию общественного порядка, так и по спасению жизней, да, мы этим делом занимались на территориях республик бывшего Советского Союза; это и Армения, и Азербайджан, и Литва. И для нас не было большой неожиданностью, когда поступила команда на сбор и подготовку к боевым действиям. Как всегда время было ограничено до двух суток. Мы представляли, что примерно такие действия и должны быть. Но все было покрыто мраком секретности. Информации мы практически не имели, лишь готовили личный состав и технику.
Подбор солдат срочной службы осуществлялся только на добровольной основе. Каждый писал рапорт с просьбой включить его в состав батальона. И должен сказать, что отбоя от этих рапортов не было.
29 ноября 1994 года подразделения сводного полка сосредоточились в районе Беслан. С этого момента и до 11 декабря проводилась целенаправленная подготовка к боевым действием, потому что, как вы понимаете, в пунктах постоянной дислокации у нас боевая подготовка по известным причинам проводилась не на должном уровне. Особое внимание уделялось подготовке командного состава и организации управления подразделениями и огнем.
9 декабря нам была поставлена задача в течение двух суток совершить 110-километровый марш по одному из определенных директивой маршрутов, выйти на юго-западную окраину Грозного, блокировать город с этой стороны и обеспечить работу внутренним войскам и милиции по разоружению незаконных военных формирований и изъятию оружия у населения.
Эта директива была последним письменным документом, полученным от вышестоящего штаба, единственный письменный документ, который мы имели.
Движение нашей колонны было остановлено женщинами, стариками, которые ложились на дорогу под гусеницы и колеса техники. Проведение переговоров и применение холостых боеприпасов и специальных средств результатов не дали. Продвижение вперед значит неизбежные жертвы среди невооруженного населения, тем более это еще было на территории Ингушетии. В первый день мы дальше так и не пошли, встали лагерем в поле, доложили обстановку вышестоящему штабу. А вот 19-я мотострелковая дивизия, которая выдвигалась по параллельному нам маршруту в 10-15 километрах южнее, попала в засаду в районе станицы Асиновская и понесла потери уже в первый день.
Стало ясно, что тактику действий надо менять. Обстановка требовала перехода к решительным действиям по прямому предназначению армии, что позволило бы и выполнить поставленную задачу, сократить потери. Но для этого нужны были соответствующие распоряжения. А на данный момент не был даже определен статус военной группировки, введенной в Чечню. Мы не имели законных полномочий на открытие огня и ведение боевых действий, поскольку не было ни указа о введении военного положения, ни состояния войны.
Разведывательные сводки доносили, что во многих населенных пунктах и лесных массивах обнаружены вооруженные формирования, имеющие танки, боевые машины и артиллерию. А мы пытались продолжать выполнять ранее поставленную задачу так, чтобы и задачу выполнить, и людей ни в чем неповинных не погубить.
В то же время управление войсками вышестоящим штабом осуществлялось устными требованиями по типу: что вы топчетесь на месте, вперед, захватить любой ценой и т.п. Но ни одного письменного боевого документа, я подчеркиваю, кроме вышеупомянутой директивы, больше не было. Но военные знают, что каждая операция готовится, разрабатывается план проведения операции, отрабатывается множество боевых документов, отдается приказ войскам, ставятся конкретные боевые задачи соединениям и частям. Организуется взаимодействие, в ходе которого согласовываются усилия всех соединений и частей различных родов войск и служб, обговариваются действия в случае изменения обстановки.
Так почему же в начале и в ходе боевых действий в Чечне эти азбучные истины, понятные каждому военному человеку, не были выполнены? В результате имели место случаи перестрелок между подразделениями министерства обороны и внутренними войсками, ведения огня артиллерии одной группировки войск по другой.
В моем батальоне от такого огня погибли 2 человека, а батальон 234-го полка, изготовившийся к штурму дворца, потерял по такой же причине 6 человек.
В ходе марша на одной дороге встретились части 76-й, нашей дивизии и 19-й мотострелковой. Это на одной дороге. Два соединения, вы представляете? Так и выдвигались бок о бок, пока командиры дивизии не встретились лично и не договорились между собой, как им действовать в дальнейшем.
...
Боевые условия преображают солдата. Офицерам не требовалось много времени на подготовку солдат. Я лично был уверен в своих подчиненных, в том, что поставленную задачу они выполнят. И это подтвердилось на практике.
С полной ответственностью могу сказать, что русский солдат - это настоящий воин, он неприхотлив в условиях полевой жизни, храбр, смекалист. Эти качества присущи многим, подавляющему большинству.
Особенно мне запомнился случай, который я сам лично наблюдал в Грозном. Это было 10 января, когда правительство России выступило с обращением к руководству Чечни о прекращении огня на 2 дня.
Так вот, в районе железнодорожного депо, где находился усиленный батальон полка нашей дивизии, огонь был временно прекращен. К району обороны подошли вооруженные чеченцы. Это были мужчины лет по 30-40: заросшие волосами лица, пулеметные ленты через плечо крест-накрест, пулеметы, автоматы в руках. Огонь мы не вели, естественно, обменялись погибшими, у нас были их трупы, у них наш один погибший солдат. Они мирно закурили и начали разговаривать с нашими солдатами, пытаясь убедить в том, что с ними воевать бесполезно: они сильнее и лучше подготовлены, что у них много оружия и боеприпасов, и что молодым ребятам против них не устоять. На что наши солдаты отвечали: "Дядя, бой начнется, тогда посмотрим, кто кого".
И должен сказать, что как ни пытались дудаевцы выбить нас из района железнодорожного депо, - это был ключевой район, - так это им и не удалось. А батальон, в свою очередь, вел активные действия и шаг за шагом расширял контролируемый район. Говорю с полной ответственностью, что в январе месяце в Грозном, там где находились наши войска, мы полностью контролировали обстановку и были хозяевами положения. В январе 1995 года сопротивление дудаевцев было практически сломлено.
И в тот период, когда инициатива перешла в руки российской армии, войска приобрели опыт боевых действий, мы были вынуждены проводить плановую замену военнослужащих. Представляете? Закон есть: солдат отслужил положенные сроки службы и его надо менять. Так вот, тот солдат, который с декабря шел с боями, накопил опыт боевых действий, это уже был настоящий солдат, настоящий вояка. Они менялись, вместо них - молодые солдаты. Их опять учи, опять обстреливай и так далее...
Ну а дудаевцы? Для них это передышка. Они в это время закреплялись на своих рубежах, пополнялись наемниками. В этот период они обобщали свой опыт боевых действий. И все начиналось сначала. С одной лишь разницей - чеченская сторона крепла, а Российская Армия как бы вновь рождалась. И это повторялось неоднократно.
Значение техники в современном бою трудно переоценить. Это и огневая мощь, и защита, и обеспечение различных видов боя. Как правило, на период ведения боя батальонам передавалось от одного танка до танковой роты.
Я, когда мне передавали танки, воспринимал это как подарок. Танковое орудие для боя в городе имеет исключительное значение. В основном их приходилось применять для борьбы со снайперами. Танк против снайпера. Почему? Потому что снайперы были очень подготовленные: они оборудовали огневые точки в домах, проделывая амбразуру в глубине помещения в стене напротив окна, и его оттуда просто так не достать. И лишь такие орудия, как танковые, позволяли уничтожить такого снайпера.
Проблемный вопрос - обеспечение живучести танка при бое в городе. Его нужно оберегать. Для охраны танка мы выделяли до одного парашютно-десантного взвода. И за все время боев ни один из переданных батальону танков не был сожжен.
Конечно, были случаи, когда в результате бездарного планирования и управления подразделением в ходе выполнения задачи, войска несли массовые потери техники. Так произошло и с 131-й мотострелковой бригадой 31 декабря. 1 января моему батальону и батальону стрелкового полка была поставлена задача - идти в район вокзала, спасать эту бригаду.
...Через некоторое время у меня была встреча с заместителем Масхадова. Он мне рассказывал, как все было. Он сказал, что шла эта колонна с севера, пропустили ее спокойно. Рядом с дворцом они прошли 31 декабря, вышли на привокзальную площадь, по ним никто не стрелял. Затем офицеры и часть солдат зашли в здание вокзала, техника была брошена - просто как такси на привокзальной площади. Никакой охраны не было организовано. Он говорит: мы посмотрели на все это дело, окружили и начали просто уничтожать эту технику, жечь ручными кумулятивными гранатами, противотанковыми гранатометами "РПГ-22, 26" Паника естественно, все в разные стороны бегут, их добивают, расстреливают.
Вот так беспечность и такое вот отношения к выполнению боевой задачи и привело к уничтожению этой бригады.
...
Много выводов я не буду делать, но, во-первых, надо чрезвычайно ответственно подходить к вопросу о применении соединений и частей министерства обороны в подобных конфликтах. Если решение на применение принято, то должно быть назначено обязательно ответственное лицо за планирование и проведение операции, наделенное соответствующими полномочиями. Я так понял, что такое лицо при проведении этой операции или отсутствовало, или это лицо было крайне безответственное.
Назначение должен осуществлять в обязательном порядке Верховный главнокомандующий, который несет равную ответственность за принятое решение на проведение операции.
Во-вторых. Нельзя по итогам этого конфликта делать какие-либо выводы о боеспособности российской армии. Я пытался в своем выступлении об этом говорить. Это неправильно и даже вредно как для общества, так и для самой армии. Надо извлечь уроки и особенно в вопросах подбора и расстановки кадров.

Поповских Павел Яковлевич, полковник, бывший начальник разведки ВДВ

Дудаев не скрывал своих намерений, в том числе и территориальных притязаний. Вот в той книге, которую вспоминал полковник Сивко, он ясно обозначил цель: вайнахи должны объединиться под его руководством от Каспия до Владикавказа. Для осуществления этих замыслов уже к началу 1994 года в Чечне были сформированы вооруженные силы в составе двух бригад, шести отдельных полков и трех батальонов.
Для управления вооруженными силами Дудаевым были использованы пульты и средства управления воздушным движением, которые остались на территории Чечни, пульты управления и средства связи гражданской обороны и энергетического комплекса Чечни. Осенью 1994 года в Чечне было проведено мобилизование и доподготовка войск, формировались отряды ополчения. Чеченские формирования располагали десятками танков, БТР, БМП, орудий полевой артиллерии и минометов, в том числе, полным дивизионом (18 единиц) реактивных систем залпового огня "Град", большим количеством противотанковых и зенитных средств. Стрелковое оружие имело практически все население Чечни.
Анализируя период предшествующий вводу войск, возьму на себя смелость утверждать, что войсковая операция в том виде, в каком она была начата, не была необходимым и единственным способом решения проблемы Чечни.
Думаю, что хорошо продуманная специальная операция, руководимая из одного центра с использованием инструментов информационно-психологического воздействия, экономического и финансового воздействия, методов спецслужб и лишь на завершающем этапе с применением мобильной группировки и сил спецоперации могли дать другой результат. Жаль, но история, похоже, ничему не научила наше руководство и на этот раз. А ведь по заключению разведывательного управления армии США, цитирую: "Главной заботой военного руководства России и впредь будут региональные конфликты вдоль границ государства."
Основные источники опасности для России - агрессивный национализм именно такого дудаевского толка, территориальные проблемы и сепаратизм, правовой нигилизм не только в субъектах Федерации, но и у наших ближайших соседей, незавершенный процесс дележа союзных военных баз и военного имущества, дискриминационные законы о гражданстве - вот неполный перечень тех источников, которые могут привести к войне. А мы до сих пор в спорах и дискуссиях о военной реформе оперируем понятиями, которые сформировались во времена блоков двух сверхдержав. Были две сверхдержавы и, естественно, основным инструментом, основным способом реализации нашей военной доктрины были стратегические, фронтовые, армейские операции, наступательные или оборонительные.
Возвращаясь к чеченской кампании, следует сказать, что армия, то есть те соединения и части, которые в ней участвовали, так же как и в афганской войне боевые задачи, которые им ставили, выполнили. Повторяю: все задачи были выполнены. Заняты все города, населенные пункты и рубежи, которые были указаны. Нанесено огневое поражение противнику в тех районах и опорных пунктах, где это было необходимо и было приказано. Войска закрепились и построили оборонительные сооружения там, где было приказано и где это было определено планом. Может, где-то и с опознанием, но задачи были выполнены. Противник же, и в Афганистане, и в Чечне не провел ни одной наступательной, ни одной оборонительной операции. Естественно, он не проигрывал эти операции, потому что он их просто не проводил. Его методы ведения войны - специальные, и именно они принесли ему успех.
Именно эти специальные методы ведения войны, в том числе и не боевые методы, развитие сил специальных операций и мобильных сил еще в 80-е годы были положены в основу военной реформы. Мы ее продекларировали и до сих пор ее "ведем". А в Штатах и странах Западной Европы эта военная реформа проведена. И одним из краеугольных камней этой реформы как раз явилось создание мобильных сил и сил для специальных операций. А наши мобильные силы - это благое намерение, которое так и осталось пустым звуком.
А понятия термина "специальная операция" у нас до сих пор нет ни в уставах, ни в наставлениях, ни в военной энциклопедии.
Для воздушно-десантных войск, начальником разведки которых я имел честь быть с 1990 года до 1 ноября этого года, это была 28-я по счету за последние 10 лет операция по наведению конституционного порядка. 29 декабря 1994 года в соединения ВДВ были отправлены приказы и распоряжения о формировании сводных частей и их переброске в Моздок. Именно сводных, потому что при упоминающейся уже здесь хронической неукомплектованности войск, даже по штатам мирного времени,- в это время, это был ноябрь-декабрь,- как раз идет процесс увольнения и призыва.
Поэтому и формировались сводные полки не только в ВДВ, но в других группировках, и в сухопутных войсках. За 40 часов 30 ноября и 1 декабря 101 самолето-вылет, было переброшено на аэродром Моздок 2 полка: по одному от 76-й и 106-й дивизии. Это 2 тысячи человек, 129 боевых машин, 24 орудия и около 200 автомобилей. Своим ходом из Ставрополя 400 километров и из Волгодонска 750 километров прошли сводные батальоны 21-й и 56-й бригады. Всего группировка ВДВ с учетом прибывшего 2 декабря 45-го полка специального назначения составила на 3 декабря 4320 человек.
Однако боеспособных войск, как показали первые дни операции, явно не хватило, и 13-14 декабря были дополнительно от ВДВ в Чечню переброшены сводный полк 104-й дивизии из Ульяновска и батальон 98-й дивизии из Иваново. И тогда нас стало в группировке ВДВ 5600 человек, четвертая часть всей численности этого рода войск.
До сих пор считаю и убежден в том, что одной из грубейших ошибок командующего объединенной группировкой, генерал-полковника Митюхина было создание на базе этих сводных подразделений и частей опять же сводных группировок или колонн из различных частей, в которые входили сухопутные войска, воздушно-десантные части, внутренние войска и другие.
Главная ошибка заключалась в том, что с этого момента и до конца кампании потерялась ответственность командиров и начальников за выполнение конкретной боевой задачи. Она так и не была восстановлена до завершения этой кампании. Ни одному командующему группировкой, командиру соединения, части или подразделения не была поставлена конкретная задача в такой-то полосе, на участке или в районе. Так, как это положено по уставу. Каждый старался в этих сводных группировках уйти от ответственности, сберечь своих, подставить чужих, а в конечном счете, никто ни за что не отвечал.
Нисколько не сомневаюсь в том, что если бы с самого начала театр военных действий, т.е. Чечня была разделена на зоны, полосы, участки, районы ответственности, и каждая группировка получила бы в своей зоне ответственности боевую задачу - восстановить конституционный порядок к утру, к понедельнику, или к весне, то эти задачи были бы выполнены. По крайней мере, я уверен, что на той части территории, за которую отвечали бы ВДВ, уже весной 1995 года было бы организовано соревнование по весеннему севу.
Говорю так потому, что знаю тех командиров и те части, которые были введены в Чечню. Назову некоторых из них. Это генерал-майор Орлов Вадим Иванович. Тот самый подполковник Орлов, который был в Джалилабадском районе Азербайджана в 1990 году. Когда он прибыл со своим батальоном в этот район для наведения конституционного порядка, это приграничный район с Ираном, то народные депутаты района выбрали его своим председателем. Буквально в течение двух дней было все улажено.
Могу назвать генерала Бабичева, Шаманова, полковников Дегтева, Лещенко, Сивко, Юрченкова. Под их командованием полки и батальоны двадцать восьмой раз участвовали в таких конфликтах. Это они в Васгене и в Оше восстанавливали хлебозаводы и водопроводы, чтобы накормить и напоить людей...
Вторая ошибка. Ввод войск планировался как марш. Не как боевые действия, а именно как марш. Вооруженное сопротивление рассматривалось как маловероятное.
Если кто вспомнит "Войну и мир", то там были такие выражения: "...айн колонне марширен, цвайн колонне марширен". Точно так же организовывалось и это взаимодействие. "Колонне марширен"... и все. Наиболее продуктивны, кстати, были указания, которые отданы были начальником ГОУ генерал-лейтенантом Барынкиным, а командующий группировкой войск Митюхин, еще раз его называю, вообще никаких указаний и распоряжений в это время не отдал. Единственное, что он сподобился сказать командирам частей, которые завтра должны были вводить в Чечню, это: "с полей солому у чеченцев воровать не надо. Я, у меня есть немного денег, я вам в крайнем случае дам, заплатите". Клянусь, это было на самом деле.
На практике же оказалось, что группировка, введенная в Чечню, оказалась растянута была на всем северо-западе, скована боями, засадами, нападениями, выступлениями местных жителей, в основном женщин. Но из-за спин женщин раздавались выстрелы, летели бутылки с зажигательной смесью. И первые потери были на территории Ингушетии. Вот как раз о той засаде, о которой сказал Сивко, где девятнадцатая дивизия потеряла двух человек, на перекрестке у Асиновской и Серноводска - это была территория Ингушетии, а не Чечни.
Действия войск приобретали шаблонный характер, 2-3 часа активных действий днем, пока авиация могла летать. Если авиация исчезала, действия прекращались. И полная пассивность войск в остальное время суток. Этот порядок, кстати, был определен опять же решением командующего оперативной группой.
Противник же, зная местность, свободно маневрировал силами и средствами с любых направлений, а нам разведку высылать дальше, чем на полтора километра, не разрешалось. И силы, менее чем до роты, в отрыв выпускать также не разрешалось. Специальная разведка позднее была разрешена на глубину до 4 километров.
Приведу один характерный пример, кстати, очень памятный, многие здесь видели это по телевизору. 12 декабря на подходе к Долинску группировка войск 106-й дивизии шла вместе с внутренними войсками. Руководил ею генерал-лейтенант Сегудкин. На окраине Долинска боевые вертолеты сопровождения, два "двадцать четвертых", обнаруживают в опорных пунктах две установки "Град", два танка, два БТР, подготовленную оборону. На ГБУ докладывают,- группе боевого управления, командующему, командиру этой группы, он начинает разворачивать войска. Там местность такая, с изгибом, что ему мало что видно. Начинают потихоньку выдвигаться, организовывать взаимодействие для того, чтобы наступать на эти опорные пункты.
Командир экипажа вертолета, кроме ГБУ, докладывает об этом на КП авиации генерал-майору Иванникову. Иваннников докладывает Митюхину по телефону об обнаруженных целях. Вертолеты, кстати, запросились на поражение... боекомплект полный, светло и нет проблем с нанесением удара. Они могли запросто все это дело подавить.
Митюхин запрещает Иванникову наносить удар, говорит: "Там нефтепровод, он загорится." Там действительно какая-то кривая ветка шла со Ставрополья. Через 20 минут вертолеты уходят из зоны барражирования. У них замена, надо топливом заправиться и так далее. Установки делают по нам полный залп и накрывают одно из подразделений. У нас шесть убитых, двенадцать раненых.
Именно эти залпы были показаны по Центральному телевидению оператором компании НТВ, который в это время находился в боевых порядках чеченцев на западной окраине Долинска, на высотке. Я потом на ней был, смотрел место, откуда он снимал. После этого можно судить о наших СМИ, их патриотизме или еще о чем, я не знаю, как это и назвать.
...26 декабря с небольшим опозданием от запланированного срока войска блокировали Грозный с востока, севера и запада. Но для полной блокады и штурма войск не хватило. В этих условиях и штурм, 26 декабря штурм Грозного еще не планировался. И задачи на штурм не ставились.
Однако, начиная с 27 декабря, в течение двух дней были поставлены задачи, организована подготовка... к так называемому штурму. О нем я говорить не буду.
Вы все знаете, что штурма как такового... ну, не реально за два-три дня подготовиться к штурму. Если вспомнить историю, четыре города во время Великой Отечественной войны брали штурмом. Два неудачных: это Сталинград, и Ленинград. И два удачных: Кенигсберг и Берлин. Остальные города группировки войск обходили, окружали, блокировали, а затем занимали после оставления их войсками противника. А здесь город с полумиллионным населением, к охране и обороне которого было подготовлено порядка 10 тысяч боевиков. Это была нереальная задача. Тем не менее она была выполнена.
Кстати, о подготовке в инженерном отношении. Приведу один пример. 10 января мы проводили операцию по деблокированию Петропавловского шоссе, это то, что идет от консервного завода, где находилась группировка "Север", на Петропавловск и на Толстой Юрт.
Так вот, на этом шоссе два кирпичных завода, здание автобазы, и еще ряд зданий были подготовлены к обороне, то есть в них были проделаны бойницы в стенах метровой толщины. С обратной стороны этих метровых стен была прорыта траншея глубиной метра полтора для того, чтобы можно было маневрировать. Перекрестки на Петропавловском шоссе были подготовлены к подрыву мощными фугасами. Но, к счастью, группировка, кстати, ею Рохлин командовал, обошла этот узел, как говорится, "по разгильдяйству и бездорожью", по уши в грязи. Рохлин все-таки сумел обхитрить противника и вышел, минуя этот узел.
...Все задачи в дальнейшем по взятию Аргуна, Гудермеса, Шатоя, Ведено выполнялись в основном подразделениями воздушно-десантных войск. После этого туда выходили сухопутные войска.
К июню месяцу вся группировка чеченских войск была разгромлена, загнана в горы. Она насчитывала, по данным разведчиков, примерно 500-600 человек.
Однако, произошел теракт Басаева в Буденновске, последовавший затем разговор с ним на всю страну, за который мне до сих пор, кстати, очень стыдно, хотя я не участвовал в этом... и войска были остановлены! Чеченцы восстановили систему управления, мобилизации. А мы, фактически, упустили победу из рук.
...И еще. Мне непонятно, зачем в Моздок на руководство операцией прибыли аж четыре министра: министр обороны, министр внутренних дел, директор ФСК и министр по делам национальностей. И в Буденновске - то же самое. В Кизляре - то же самое. Есть же командир соединения, который знает своих людей, у него есть система управления. Он несет ответственность за то, чтобы провести операцию. Ему просто не надо мешать.
...
Неразработанность теории специальной операции - одна из причин поражения Федеральных войск в Чечне. Прежде, чем говорить о теории, я хотел бы обратить внимание на то, что нет ничего практичнее хорошей теории. Чтобы подготовить армию к будущим военным конфликтам, необходимо проанализировать ее действия в прошлом и правильно оценить текущую обстановку под углом зрения реальных и потенциальных угроз национальной безопасности. Нас ждет еще одна война на Кавказе, а может, она уже и началась.
В настоящий период развитие событий в Чечне и вокруг Чечни имеет достаточно близкую аналогию с событиями в Германии и вокруг Германии в Европе в период между двумя мировыми войнами. Разница только в масштабе и количестве чеченских фюреров. Однако независимо от личности, у власти в Чечне был и остался криминальный национализм.
Национализм может иметь различные корни. В Германии он вырос на реваншистской основе и, прикрываясь социализмом, называл себя национал-социализмом. В Чечне национализм вырос на криминальной основе и прикрывается независимостью. Однако, по своей сути немецкие наци и чеченские крими-наци аналогичны. Оба режима аморальны и бесчеловечны. Европа пыталась умиротворить нацистскую Германию, уступая Гитлеру часть территории приграничных европейский государств. Россия пытается умиротворить криминальную Чечню, отдав на откуп боевикам как саму Чечню, так и приграничные с ней районы других субъектов Российской Федерации.
Чтобы заставить немецкий народ отказаться от национал-социализма, Советскому Союзу потребовалось одержать победу во Второй мировой войне. Только оккупация Германии позволила начать процесс денацификации и демилитаризации страны, процесс самоочищения немцев от фашизма.
Что нужно сделать России полвека спустя, чтобы заставить чеченский народ отказаться от криминального национализма и терроризма? Есть ли другие методы освобождения чеченцев от преступного режима, кроме открытого вооруженного насилия и массового кровопролития? Почему не удалось достичь военной победы над боевиками в минувшей чеченской войне?
Чтобы ответить на эти вопросы, извлечь уроки и сделать соответствующие выводы, нам, военным, необходимо ответить на основополагающий вопрос: какие операции и сражения проиграны нами в чеченской войне и почему. Чтобы понять, что произошло в Чечне, давайте оглянемся назад. За время после Второй мировой войны мы проиграли 45-летнюю глобальную "холодную войну" с Соединенными Штатами Америки. Мы проиграли 9-летнюю региональную необъявленную войну в Афганистане. Военным поражением завершилось наведение конституционного порядка в Чечне.
Определим "холодную войну" через физические понятия - независимо от того "холодная" война или "горячая". Необъявленную войну в Афганистане определим через понятие дипломатии - объявляли мы войну или не объявляли. Наведение конституционного порядка в Чечне определим через понятие права. Так какие же войны, операции, сражения мы проиграли с позиции военного искусства? С точки зрения существующей теории военного искусства - никаких. Мы ничего не проиграли.
Ни одна советская дивизии Западной группы войск противником не разгромлена. Ни один советский батальон, ни один полк не был разбит в Афганистане. И в Чечне армия свою задачу выполнила.
Однако, десятки элитных дивизий из ЗГВ можно отнести к безвозвратным потерям. Мы ушли из Афганистана, так и не увидев победы. И военным поражением завершилась чеченская кампания. Поражение, проигрыш - тут суть уже терминологическая.
Ненышнее состояние военного искусства в области специальных методов ведения войны и вооруженной борьбы, существующая система операций Вооруженных Сил России, изложенные в руководящих документах основные положения подготовки, ведения операции и боя, не дают и не могут дать ответа на вопросы: почему? Российское военное искусство до настоящего времени не признает других основных видов боевых действий, кроме наступления и обороны. Даже в условиях, когда борьба с диверсионными или регулярными вооруженными формированиями приобретает оперативный или оперативно-стратегический масштаб и является основным содержанием боевых действий, объединений, соединений и частей Вооруженных Сил.
Сейчас уже очевидно, что специальные боевые действия, проводимые против чеченских боевиков по своему содержанию должны были быть общевойсковыми, а по форме - специальной операцией, в промежутках между которыми велись бы систематические специальные действия с привлечением сил и средств различных видов Вооруженных Сил и родов войск. Никакая милиция, внутренние войска или ФСБ не с состоянии без Вооруженных Сил подготовить такие операции, вести и управлять специальными действиями в таком масштабе и должным образом. Как уже справедливо отмечалось, они этого не умеют, да и не должны уметь. Подготовка и ведение специальных операций, как и других операций в рамках военных действиях - это функция Вооруженных Сил. Отсюда ответ на вопрос, почему мы проиграли, звучит так: потому что военные действия ведутся не только армией, но и государством. Потому что не смогли и не смогут военачальники победить противника в операциях, которых нет в основах подготовки ведения операции. Потому что не смогли и не смогут соединения и части победить противника в тех видах боевых действий, которых нет в полевых и боевых уставах. Потому что не смогли и не смогут подразделения, солдаты и офицеры умело вести такие боевые действия, которые отсутствуют в программах их боевой подготовки. Потому что противодиверсионные и другие специальные действия требуют наличия соответствующих видов вооружения и техники. Потому что управление специальными боевыми действиями и их всестороннее обеспечение имеет ряд существенных особенностей. Потому, наконец, что по отношению к российской армии даже средства массовой информации применялись в качестве средств массового психологического поражения.
Какие уроки, выводы нужно сделать?
Первое. Уточнить понимание сущности войны. Главное существенное изменение в содержании войны заключается в следующем. Насильственное изменение образа жизни нации более не связано только с внешним или только с внутренним вооруженным насилием.
Второе. Принять и освоить специальные методы ведения войны. В прежних условиях разгром армии противника и оккупация всей его территории были необходимыми условиями для изменения политического устройства и экономической жизни государства. В военной кампании в Чечне для восстановления конституционного строя на территории республики также был использован этот метод, метод сокрушения военной мощи чеченских сепаратистов. Но этот метод не является единственно возможным.
Что такое вообще метод ведения войны? Это способ достижения победы. Победа или поражение не проявляется только в том, разгромлена часть или не разгромлена. Победа - это когда достигнуты цели войны. Поэтому мы имеем полное основание утверждать, что Россия проиграла военную кампанию в Чечне.
Принципиально победа, как цель в любом противоборстве, а в войне в особенности, может быть достигнута двумя способами. Преодолением сопротивления противника в открытом вооруженном противоборстве и лишением его способности к ведению борьбы.
Преодоление сопротивления противника осуществляется в открытом вооруженном столкновении сторон посредством боевых действий, основными видами которых являются наступление и оборона. Отсюда наступательная, оборонительная операции и другие боевые действия по разгрому и уничтожению противника в открытом вооруженном столкновении есть обычные боевые действия, которые относятся к первому - или обычному - методу ведения войны. Именно этот метод достижения победы изложен в соответствующих составных частях российской теории военного искусства и практически абсолютизирован.
Лишение же противника способности к сопротивлению и к борьбе в целом осуществляется посредством специальных действий. Специальные действия по своей сути разнородны. Поскольку имеют объектами своего непосредственного воздействия не только собственно военный потенциал, но и политический, экономический, информационный, научно-технический, моральный, культурологический, демографический, экологический и другие. Это целая система воздействия на противника, чтобы он не смог воевать.
Оба способа имеют внутреннее единство, и только преобладание того или иного способа, содержание противоборства определяет метод достижения цели.
Таким образом, вторая часть или второе предложение - это введение в понятие военного искусства понятия о специальных методах ведения войны.
Третье. Ведение войны специальными методами должно стать составной частью российской военной доктрины, иметь соответствующую теоретическую базу. Необходимость разработки теории специальной операции, как составной части российской военной доктрины и обшей теории военного искусства, вызвана произошедшими после Второй мировой войны существенными изменениями в характере и содержании войн и военных конфликтов.
Четвертое. Теория специальной операции - это система знаний, которая описывает, объясняет и прогнозирует категории, законы и принципы ведения войны специальными методами, классификацию специальных действий в формах их ведения, сущность и содержание специальных операций, других форм применения сил и средств Вооруженных Сил и других войск. Теория специальной операции является дальнейшим развитием теории глубокой операции и активно действующего фронта в тылу противника.
Пятое. Специальные действия. Их около 10, я их все не буду называть. В зависимости от целей и задач специальные действия предлагается разделить на следующие виды. То есть борьба с регулярными формированиями - это не единственный вид специальных действий, это только один из них. Кроме того, это диверсионные действия, как действия по дезорганизации противника и отвлечение его сил и средств в других направлениях и нанесение непосредственного ущерба объектам специальными способами. Это и диверсионно-разведовательные действия или специальная разведка, противодиверсионные действия.
Информационно-психологические специальные действия - это отдельная тема большого разговора, это информационная война со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как имеется артиллерийская подготовка или сопровождение атаки, так же имеется информационная подготовка военных действий, информационное сопровождение военных действий, информационная поддержка военных действий.
Вспомогательные специальные действия - это действия по увеличению эффективности боевых действий авиации, ракетных войск, артиллерии специальными силами.
Немного поподробнее о правовых специальных действиях. По-видимому, следует говорить о том, что мы имели в Чечне именно тип правовых специальных действий, когда Вооруженные Силы применялись для выполнения специальных задач.
Отсюда шестой пункт. Считать формирование сил специального назначения одним из приоритетных направлений развития Вооруженных Сил России. Специальные действия и соответствующая им форма вооруженной борьбы связана главным образом с боевым применением сил и средств специального назначения или, по западной терминологии, сил специальных операций. Такой структуры в составе российской армии нет. Отставание в этой области военного строительства неуклонно нарастает. (В США силы специальных операций в качестве отдельного рода войск были созданы в 1987 году, в 1996 году такие силы созданы в ФРГ. В июле 1997 года на военно-научной конференции "Специальные операции и силы специального назначения Российской Федерации", организованной ВДВ, предложение о создании сил специального назначения в России было поддержано большинством участников конференции. Однако господином Батуриным оно было названо преждевременным.)
Необходимо также начать практическую работу по формированию вертикальных структур государственного военного управления, а также правового обеспечения специальных действий.
Вывод. Вооруженные Силы должны уметь готовить и проводить специальные операции и иметь в своем составе силы специального назначения.


В правительстве РФ

ВСЯ ВЛАСТЬ ЛАВОЧНИКАМ?

Недавно Борис Немцов заявил, что малый бизнес дает 12% внутреннего валового продукта России, и "вклад малого бизнеса в экономику существенно больше, чем у "Газпрома" и РАО "ЕЭС России". А раз так, то "в малом бизнесе в России должно быть занято не 12 миллионов человек, как сейчас, а 30-40 миллионов".
В этих высказываниях непонятно многое.
Во первых: откуда цифра в 12% внутреннего валового продукта? Как это подсчитано? Не занижены или наоборот - не завышены ли цифры? И что отнесено к этим 12% - стоимость товаров, произведенных малым бизнесом, или же и стоимость предоставленных им гражданам услуг? И сколько процентов от этого платится в виде налогов?
Известно, что в прошлом году на долю предприятий топливно-энергетического комплекса пришлось 69% всех налоговых поступлений в бюджет страны. А сколько дал так называемый "малый бизнес"? И это при том, что на предприятиях ТЭКа трудятся в несколько раз меньше людей, чем ныне занято частным предпринимательством всех видов.
Во-вторых: откуда взялась цифра в 12 миллионов человек? Кто под этим подразумевается? Только те, кто сделал малое предпринимательство своей основной профессией, или же в это число входят и те, кто служит, например, офицером, и вынужден, в силу проводимой в стране "военной реформы" совмещать эту деятельность с "бизнесом"? Входит ли в названное Немцовым число занятых малым бизнесом охранники частных предприятий, подрабатывающие в этой роли милиционеры и рэкетиры? Большинство наших частных банков, являющихся по мировым меркам мелкими (правда, успешно прокручивающие немалые налоги, собранные государственными органами с крупных предприятий, прежде чем они дойдут до бюджетников),- это предприятия малого бизнеса или нет? По некоторым подсчетам уже теперь число тех, кто так или иначе, на постоянной или на временной основе, занят "малым бизнесом", перевалило за 50% от всех граждан страны, включая пенсионеров, вынужденных торговать чем попало, чтобы хоть как-то просуществовать.
И, наконец, в третьих. Если стратегическая цель - перевести в "малый бизнес", то есть в число тех, кто в трудоспособном, не пенсионном возрасте, сделал своей основной работой занятие кустарным производством и мелкооптовой продажей с рук еще 28 миллионов человек, то остается только вздрогнуть, так как никаким другим способом, кроме как массовой ликвидацией предприятий и научных учреждений, увеличением пенсионного возраста эту задачу решить невозможно.
Это означает, что все разговоры "младореформаторов" о поддержке промышленности страны - болтовня на публику. Реальный курс - другой: уничтожение промышленного потенциала государства, низведение его до уровня самых отсталых стран, превращения России действительно в "Верхнюю Вольту с ракетами".
В мире предприятие считается крупным, если там занято свыше 500 человек. И только крупные объединения способны ныне успешно конкурировать на мировом рынке. Челноки и мелкооптовый рынок - архаика, которой нигде в "цивилизованных" странах нет. Разукрупнение нынешних предприятий уже привело к громадным потерям, став одной из причин обогащения узкого слоя директората и обнищания рабочих.
Путь, который подразумевается при осуществлении высказываний первого вице-премьера - это окончательная ломка сложившейся в стране социальной структуры промышленно развитой страны, лишение нашего народа какой бы то ни было надежды на будущее.
Конечно, можно говорить, что Немцова подставили, что он не это имел в виду... Но назовите реальные достижения "молодых реформаторов" (из числа коих нельзя исключить Егора Гайдара, Андрея Козырева, Анатолия Чубайса, Собчака, Попова и прочих "прорабов"). Скажите не сколько стало частных предприятий и мелкооптовых торговцев, не сколько распродано предприятий, создававшихся трудами всего народа и не на какую сумму получено иностранных кредитов, а насколько в результате "структурной перестройки" вырос уровень жизни основной массы людей, насколько повысилась рождаемость, увеличилась продолжительность жизни, возросла уверенность в завтрашнем дне. Говорите не о том, как "спасали страну, после того, как ее развалил Горбачев" (а именно эти нотки то и дело слышатся в речах нынешних руководителей), а о том, насколько создаваемая ими (или при их участии) система более эффективна по сравнению с той, что была при Брежневе, Хрущеве или даже Сталине (в последние годы его жизни) с точки зрения роста благосостояния большинства людей.
Бориса Немцова можно понять - грядут выборы и ему надо показать многочисленным мелким предпринимателям, что он "их" человек, что он будет защищать их интересы. Но если будет уничтожена отечественная промышленность, то и мелким торговцам, и частным водителям, и охранникам, и коробейникам заниматься будет нечем. Точнее, заниматься-то они будут, только не тем, чем ныне. Будут, например, как их деды и прадеды выращивать репку, хлеб и картофель в природно-климатических условиях Среднерусской равнины. (С Сибирью и с Дальним Востоком придется тогда распрощаться в пользу американцев и китайцев.) Разумеется, на земле трудиться будут не все из числа нынешних мелких "бизнесменов" и их потомков, а лишь те, кто выживет после техногенных катастроф, сумеет добраться до сельской местности и там обустроиться.
Становой хребет современного государства - это его промышленность, а вовсе не мелкий бизнес.
И если Немцов так занят проблемами мелких предпринимателей, то пусть обратит внимание на то, что, например, в Ставропольском крае, где стоит почти вся промышленность, по данным краевого правительства 50% всей производимой в крае продукции (производимой на мелких предприятиях - крупные в основном стоят) не учитывается, и, следовательно, не облагается налогами. И, наверное, надо не увеличивать искусственно численность занятых мелким бизнесом, противопоставляя его "плохим" "Газпрому" и РАО "ЕЭС России", еще хоть как-то держащим на плаву Россию, а попытаться навести порядок среди тех, кто ныне уходит от налогообложения. Правда, дело это не благодарное, и наверняка затронет "избирательную базу". Так что публичным политикам гораздо проще делать реверансы в сторону потенциальных избирателей, а не заниматься действительно делом. Делом подъема отечественной промышленности. Но для этого нужны не только связи и внешность, а еще и компетентность.
А есть ли она?
Опыт работы Бориса в Нижегородской области показал, что особых талантов у любимца президента нет.
В результате получилось разделение труда - Немцов занимался представительскими функциями, выбивая, на правах "потенциального наследника" кредиты и льготы для региона, а "старшие товарищи" пытались спасать нижегородчину от полного краха. Собчак, в отличие от Немцова, не сумел избрать правильной линии поведения с аппаратом, подтверждая армейскую пословицу, что "самое страшное - это дурак с инициативой". И вот он результат - Немцов первый вице-премьер, а Собчак оправдывается из "прекрасного Парижского далека". Гавриил Попов, поступил еще более разумно, может быть разумнее других. Ознакомившись с результатами социологических опросов о своей деятельности он летом 1992 года подал в отставку, уступив место опытному Лужкову, за которого были горой реальные московские управленцы. В результате владеет очень хорошей дачей, массой других материальных благ, дети и правнуки "московского грека" неплохо обеспечены, и ничто, кроме естественных проблем со здоровьем, профессору не грозит.
Немцов по его пути вряд ли пойдет - поздно, да и характер не тот.
Он войти в историю как положительный ее герой и творец.
Только в историю нашей страны или в историю "прогрессивного человечества", вот в чем вопрос.
Если он путем заигрывания с мелким бизнесом пытается расширить свою социальную базу поддержки, то это одно, а если действительно его убеждения заключаются в том, что именно мелкий бизнес - основа современной экономики... Тогда его не то, что в президенты, в школу в качестве обществоведа пускать нельзя.
Кстати, "азартная женщина" Ирина Хакамада, вышедшая из той еще волны первых "демократических политиков" и ныне осуществившая мечту многих рядовых депутатов об обмене своей весьма нестабильной должности на место в государственной номенклатуре, откровенно заявляет: "Сектор малого бизнеса должен стать приоритетом национальной политики правительства. Пора наконец-то понять, что именно в малом бизнесе - основа политической и экономической стабильности России". И она говорит это не по должности. Это у нее в подсознании, ведь она стала заниматься коммерческой деятельностью еще во времена первых кооперативов. Что такое крупная промышленность, ей просто не понятно. Но ведь именно этот курс люди с психологией мелких лавочников навязывают (и навязали, вообще-то) руководству России.
Никто не спорит с тем, что мелкий бизнес нужен, но он, в условиях современной цивилизации только помогает крупной промышленности и крупным фирмам снабжать народ всем необходимым. Ведь США превратили в великую мировую державу не фермеры и продавцы пепси-колы, а автомобили Форда и Силиконовая долина, мощная армия и флот, созданные благодаря тяжелой промышленности. Индия, например, прекрасная страна с огромными запасами ископаемых и великолепным (не нам чета) климатом. Но там крупная современная промышленность только создается, централизация ее весьма слаба и поэтому эта "страна легенд и сказок" погружена в нищету, по сравнению с которой мы даже теперь живем весьма неплохо.
Разумеется, для того чтобы управлять, например, Единой энергосистемой России, так, чтобы она снабжала теплом и электричеством страну, а не только давала доход акционерам, нужно быть профессионалом экстра-класса. А для управления магазинчиком или для работы коробейником тоже нужны таланты и способности, но, согласитесь, гораздо меньшие...
В современной же России, похоже осуществляется лозунг: "Вся власть лавочникам".
И это печально и трагично.
Курс на осуществление этой утопии уже привел к тому, что многие прежде цветущие города России превращены в подобие Помпей, по которым ходишь с ощущением, что присутствуешь при гибели цивилизации.

Юрий Московский


В Госдуме РФ

ПРАВО НА СВОБОДУ ОТ ГОЛОДА

10 декабря Госдума приняла в третьем чтении законопроект "О продовольственной безопасности РФ", наделяющий россиян правом на свободу от голода, отсутствующим в действующей Конституции.
Право на свободу человека от голода, введенное в международное право ООН под давлением СССР и его союзников, было в очередной раз подтверждено на Всемирном продовольственном Форуме в Риме в ноябре 1996 года, итоговый документ которого подписан и Россией.
Законопроект делает обеспечение продовольственной безопасности населения прямой обязанностью исполнительной власти, что, кстати, полностью соответствует практике ведущих стран мира.
По словам одного из инициаторов закона, депутата Павла Бурдукова, два года назад, когда они с Виктором Илюхиным начинали работу над законом, их поддерживали только аграрии. За прошедшее время удалось не только подготовить закон, но и сформировать общественное мнение, получив поддержку большинства думских фракций, а также многих федеральных министерств и ведомств...


Латвия

ОБРАЩЕНИЕ РУССКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ И КУЛЬТУРНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
(По материалам Русского Общественного Информационного Центра в Латвии)


Президенту Латвийского государства г-ну Г.Улманису
Президенту министров Латвийской Республики г-ну Г.Крастсу
Председателю Саэйма Латвийской Республики г-ну А.Чепанису

Мы, русские Латвии, в лице руководителей русских общественных и культурных организаций страны обращаемся к Вам с просьбой проявить добрую волю и здравый смысл в решении судьбы дворца Петра I. Это здание вобрало в себя 300-летнюю историю отношений двух народов, имеющую немало прекрасных страниц. Для нас - это символ сегодняшних дружеских связей одинаково близких нам стран - Латвии и России.
Однако в последнее время дворец Петра I все больше обретает роль "яблока раздора" между русскими и государством. И даже его окончательная продажа с аукциона, думается, лишь усугубит сложившееся положение дел.
Просим Вас помочь разумному разрешению проблемы и безвозмездно передать это здание в распоряжение русских организаций Латвии, которые, по сути, до сих пор не имеют здесь своего Дома.
Подобный акт доброй воли мог бы стать началом многих положительных перемен в области межнациональных отношений в стране, сегодня оставляющих желать лучшего.
Нет сомнения, что такой шаг будет по достоинству оценен и русскими Латвии и Россией. А также он покажет международной общественности, Европе, что у нас не на словах, а на деле создается демократическое общество, в котором под государственным покровительством находится культура каждой национальной группы.
Мир и согласие в обществе складываются из взаимных шагов навстречу. Сделайте свой шаг!

Руководители 63 русских общественных и культурных организаций Латвии

∙ Рубрика ∙  Вверх